О добром отношении к заёмщикам

0

Жили-были муж с женой. И решили они взять ипотеку. Свой дом, мечты, всё такое…

С кем не бывает…

А потом муж проштрафился и потерял работу. Платить по ипотеке, понятное дело, стало довольно затруднительно. Тоже не сказать, чтобы это было чем-то необычным. В общем, супруги пошли в банк просить чёрствых менял войти в положение.

Не вызывает удивления, что банкиров их появление в офисе — в отличие от того раза, когда муж ставил подпись под ипотечным договором, — ничуть не обрадовало. Суровый клерк с изысканной вежливостью отвечал решительным «Нет!» на все их предложения.

А горе-заёмщики просили, в сущности, не так уж и много. Либо дать им временную отсрочку по выплате процентов, либо удлинить срок кредита, чтобы платёж был поменьше. Однако банк был непреклонен.

И переезжать бы им из «собственного» дома в съёмную квартирку, когда б не вмешательство доброго рыцаря на белом коне финансового омбудсмена. Поскольку случай этот — вполне реальный, дальше пойдёт сухой канцелярский язык протокола.

Рассмотрев обращение супругов С. и проанализировав ситуацию с учётом позиции другой стороны, мы пришли к выводу о том, что:
— С. был добросовестным заёмщиком и аккуратно обслуживал кредит в период до потери работы;
— заёмщики своевременно и должным образом проинформировали кредитора об изменении своей финансовой ситуации;
— несмотря на это, кредитор не предпринял необходимых и действенных шагов, чтобы помочь заёмщикам преодолеть возникшие у них финансовые затруднения;
— мнение кредитора относительно «значительной доли вины С. в потере работы» не может служить основанием для отказа в пересмотре графика платежей;
— продолжая настаивать на соблюдении заёмщиками первоначального графика платежей и угрожая обратить взыскание на заложенную недвижимость, кредитор нарушил требование о справедливом и уважительном отношении к клиентам, которое должно соблюдаться вне зависимости от причин возникновения их финансовых проблем.

В этой связи мы обязываем кредитора:
— незамедлительно связаться с г-ном и г-жой С. для выработки согласованного плана урегулирования задолженности с учётом их финансового положения;
— вернуть С. все уплаченные ими штрафные проценты;
— выплатить С. 250 фунтов стерлингов в качестве компенсации за причинённый моральный вред и другие неудобства.


Да, дело было в Великобритании, где финансовое законодательство детально проработано, а традиции уважительного отношения к клиенту насчитывают не одну сотню лет. Возможно, поэтому всё кончилось более-менее благоприятно для заёмщиков.

В России тоже действует институт финансового омбудсмена — как бы на общественных началах, под эгидой АРБ. Его решения носят, скорее морально обязывающий характер, а успешное решение проблем заёмщиков во многом базируется на личном влиянии экс-депутата Госдумы Павла Медведева: многие из сегодняшних банкиров были его учениками. Каких-либо нормативных требований, обязывающих кредитора действовать в соответствии с наилучшими интересами заёмщика, честно, открыто и справедливо, в российском праве пока нет.©
Автор: А.Нальгин
0
Комментарии 0